Краснуха

КРАСНУХА

Краснуха острое инфекционное антропонозное заболевание, распространяющееся воздушно-капельным путем, проявляющееся умеренной интоксикацией, лихорадкой, мелкопятнистой сыпью, увеличением лимфатических узлов, особенно заднешейных и затылочных.

Краснуха

Этиология. Вирус краснухи относится к семейству Togaviridae, роду Rubivirus. Вирионы имеют сферическую форму (диаметр 100–300 нм), содержат РНК. Вирус чувствителен к действию химических агентов и температуры, инактивируются под действием эфира, хлороформа, формалина.

Известен только один иммунологический тип возбудителя краснухи. Вирус содержит V- и S-растворимый антигены, проявляющие комплементсвязывающую активность, а также 2 или 3 преципитирующих антигена. Формирование вирионов происходит в цитоплазме чувствительной клетки. Это обусловливает сходство вируса краснухи с арбовирусами группы А и объясняет возможность течения краснухи по типу медленных инфекций.

Эпидемиология. Заболевания краснухой в основном спорадические, но периодически развиваются и эпидемические вспышки. Межэпидемические интервалы при краснухе достигают 7–12 лет, но чаще 6–9 лет.

Возрастная заболеваемость краснухой при отсутствии вакцинопрофилактики характеризуется интенсивным ее распространением среди детей 3–4 лет. Заболеваемость краснухой без вакцинопрофилактики через каждые 8–12 лет принимает характер очень крупных эпидемий, когда заболевает 1–2% населения. В период эпидемий краснухи происходит значительное увеличение числа эмбриопатий.

Эпидемические вспышки краснухи характеризуются большой продолжительностью, как среди детей, так и взрослых, поскольку для заражения краснухой требуется более длительный и тесный контакт с больным. Однократного контакта с больным краснухой обычно недостаточно для возникновения заболевания, что отличает ее от кори, ветряной оспы, паротита. В то же время заразный период при краснухе довольно продолжительный, и тесный и длительный контакт восприимчивых лиц с больными, особенно в семьях, детских садах, школах, больницах, казармах, приводит к заражению. Поэтому краснуху называют еще «болезнью тесного контакта».

Для краснухи характерна зимне-весенняя сезонность заболеваемости. Уровень заболеваемости краснухой зависит от плотности и подвижности населения, поэтому в городах заболеваемость краснухой выше, чем в сельской местности.

Источником инфекции является больной человек, как с выраженной, так и со стертой формой краснухи, а также больные в латентном периоде и периоде реконвалесценции. Следует учитывать, что у 30–50% инфицированных больных краснуха протекает в бессимптомной инаппарантной форме. Ввиду нестойкости вируса во внешней среде, заражение через третьих лиц или предметы не происходит. Больной заразен в последнюю неделю инкубационного периода и в первую неделю болезни.

Основным источником инфекции являются дети, в том числе и новорожденные с врожденной краснухой, у которых возбудитель обнаруживается в моче, тканях, спинномозговой жидкости и выделяется из организма в течение 12–30 месяцев и больше после рождения. Но чаще выделение вируса прекращается уже после 6 месяцев. У 75–80% детей с врожденной краснухой на первом месяце жизни вирус обнаруживается в ротоглотке, носу, СМЖ, а позже – в моче, испражнениях, крови, костном мозге. Таким образом, у этих детей формируется хроническая персистирующая инфекция, и они могут являться источником краснухи, особенно для обслужива­ющего персонала.

У 15–50% женщин сохраняется потенциальная опасность ин­фицирования краснухой во время беременности.

Если иммунные к краснухе лица долго не контактируют с больными краснухой, то уровень иммунитета у них может настолько снизиться, что при повторной встрече с вирусом у них может возникнуть реинфицирование.

При реинфицировании возникает «бустер-эффект», характери­зующийся увеличением титров антител при повторном антигенном стимулировании организма. Реинфекция встречается у некоторых контактных почти при каждой вспышке краснухи. Критическим уровнем антигемагглютининов, ниже которого устойчивость к краснухе резко падает, является титр 1:54. Главным признаком реинфекции является сероконверсия; клинические же проявления краснухи, включая экзантему, встречаются редко, что, по-видимому, связано с отсутствием выраженной вирусемии, вследствие чего выделение вируса из носоглотки происходит кратковременно и неинтенсивно, и поэтому лица, перенесшие реинфицирование, не играют существенной эпидемиологической роли.

Специфические антитела при реинфекции состоят исключительно из IgG, тогда как при первичном заболевании краснухой они встречаются во фракциях IgG и IgM и иммунный ответ начи­нается с появления специфических IgM-антител, которые в первые 5–6 дней заболевания преобладают над IgG. В дальнейшем доминируют специфические IgG-антитела, достигающие пика через 3–4 недели от начала краснухи и сохраняющиеся в высоком титре на протяжении нескольких месяцев и даже лет. Поэтому, если через 8–10 дней и позже после контактирования с больным краснухой появляются и нарастают специфические IgG-ан­титела и отсутствуют IgM-антитела, это свидетельствует в пользу реинфекции. В то же время наличие в сыворотке крови обследуемого спустя 18–25 дней после контакта с больным и даже позже IgM-антител указывает на первичное заболевание краснухой.

Патогенез. Входными воротами при приобретенной краснухе являются верхние дыхательные пути, через которые вирус проникает в региональные лимфоузлы, где, как полагают, происходит размножение вируса, его накопление и последующее проникновение в кровь. Вирусемия при краснухе возникает в инкубационном периоде. Благодаря вирусемии заразное начало гематогенно распространяется по всему организму. Обладая лимфотропными и дермотропными свойствами, вирус вызывает изменения лимфатических узлов, которые увеличиваются в размерах уже в инкубационном периоде, а также поражение кожи.

С появлением экзантемы вирусемия обычно завершается, чему в значительной степени способствует появление в крови вирус-нейтрализующих антител, которые обнаруживаются в крови через 1–2 дня после высыпания; в последующем их титр нарастает. Вирус можно выделить не только из носоглотки заболевшего, но также из кожи, испражнений и мочи. С развитием иммунитета наступает выздоровление. Иммунитет стойкий, пожизненный.

При врожденной краснухе вирус проникает в плод с кровью матери, инфицируя эпителий ворсинок хориона и эндотелий кровеносных сосудов плаценты, откуда заносится в кровоток плода, заражает клетки зародыша. Вирус краснухи обладает тропизмом к эмбриональной ткани, вследствие чего происходит нарушение развития плода.

Наибольшую опасность для потомства представляет наличие у беременных стертых и латентных инфекционных заболеваний, сопровождающихся персистенцией возбудителей.

Полагают, что для вирусного инфицирования плода необходимы массивное проникновение возбудителя в плод, предварительное образование очага воспаления в плаценте, возникновение связи вируса с лимфоцитами и другими элементами крови плода. Показателями врожденной краснухи является наличие IgM в пуповинной крови новорожденного и в сыворотке крови детей в течение нескольких месяцев жизни, а также высокий уровень антител после 6 месяцев жизни, т.е. после исчезновения материнских антител.

Патогенез врожденной краснухи пока изучен недостаточно. Считают, что во время вирусемии, продолжающейся у беременной женщины в течение 7-10 дней до появления сыпи и в первые дни экзантемного периода, вирус с током крови попадает в плод. При этом поражаются и некротизируются эпителиальные клетки крови хориона и эндотелий капилляров плаценты, откуда они в виде мельчайших эмболов вместе с вирусом заносятся в кровоток плода. Не исключают возможность цитопатического действия вируса на ядра клеток миокарда, ушной улитки и некоторые отделы головного мозга, а также повреждения внутриклеточно проникшим вирусом генетического аппарата клетки и по­явления аберраций хромосом.

Поражение эмбриона вирусом краснухи в зависимости от срока беременности вызывает различные пороки его развития. Катаракта, пороки сердца плода развиваются при заражении матери, как правило, в первые 2 месяца беременности, а поражения ЦНС и органа слуха – на 3–4-м месяце беременности. Таким образом, чем в более ранние сроки беременности произошло заражение матери, тем выше вероятность поражения плода и шире диапазон возможных пороков развития. При заболевании матери в первые 6 недель беременности частота уродств у новорожденных составляет 56%, при заболевании на 13–16-й неделе беременности – 6–10%. После 16 недель беременности краснуха обычно уже не поражает плод.

В настоящее время описано множество характерных для краснухи пороков развития плода, составляющих так называемый «расширенный синдром врожденной краснухи».

Наиболее распространенными пороками развития плода являются:

  • пороки сердца (открытый артериальный проток, стеноз легочной артерии и ее ветвей, дефект межжелудочковой перегородки, дефект межпредсердной перегородки, тетрада Фалло, коарктация аорты, транспозиция крупных сосудов);
  • поражения органа зрения (катаракта, сочетающаяся с микрофтальмией, глаукомой, ретинопатией, недоразвитием век);
  • поражения органа слуха (глухота односторонняя и двусторонняя, дефекты кортиева органа);
  • поражения нервной системы (микроцефалия, паралич конечностей, нарушение психического развития, отставание в росте, массе тела);
  • пороки развития скелета и черепа, spina bifida, пороки мочеполовых и пищеварительных органов.

В неонатальном периоде для врожденной краснухи характерны тромбоцитопеническая пурпура, желтуха с высокой билирубинемией, гепатиты, асептический хронический энцефаломиелит, гепатоспленомегалия, гемолитическая анемия с ретикулоцитозом и деформированными эритроцитами, поражения трубчатых костей, выражающиеся рентгенологически чередованием участков разрежения и уплотнения костной ткани, незаращение большого родничка, которое часто сопровождается плеоцитозом в церебральной жидкости, интерстициальная пневмония. Среди неонатальных признаков врожденной краснухи наиболее характерна тромбоцитопеническая пурпура, которая обнаруживается обычно после рождения ребенка и исчезает чаще в конце 2-й недели, затягиваясь в ряде случаев на срок до 2–3 мес. Большая часть неонатальных проявлений врожденной краснухи исчезает в течение первого полугодия жизни.

Пороки могут быть единичными, двойными, тройными, множественными. Чаще встречаются сочетанные пороки и редко – изолированные.

Врожденная краснуха может проявиться через много лет после рождения. У остающихся в живых детей развивается краснушный инфекционный процесс, при котором могут возникать серьезные поражения различных органов и систем.

Клиника. Инкубационный период при краснухе составляет в среднем 18±3 дня, но иногда может удлиняться до 24 дней или сокращаться до 10 дней. У взрослых инкубационный период колеблется от 10 до 22 дней. Начало заболевания острое у 100% детей и 96,4% взрослых. У детей продромальный период обычно отсутствует, и краснуха начинается прямо с сыпи, но иногда за день до высыпания дети жалуются на головную боль и легкое недомогание. Катаральные явления выражены слабо и отмечаются не у всех больных. Катаральные явления, возникающие в продромальном периоде краснухи, не имеют у детей склонности к усилению. Таким образом, продромальные явления при краснухе у детей четко не выражены.

У детей наблюдаются 3 варианта болезни: с наличием только сыпи; с сыпью и лихорадкой; с сыпью, лихорадкой и катаральными явлениями.

У взрослых отмечается более отчетливый продромальный период, в течение которого могут быть выражены недомогание, головная боль, озноб, боль в мышцах, бессонница. Кроме того, у взрослых в этом периоде нередко наблюдаются и катаральные явления: насморк, болезненность и чувство першения в горле, сухой кашель, светобоязнь, слезотечение. Продромальный период длится обычно от нескольких часов до суток. Этот период наиболее просто удается установить у взрослых и детей старшего возраста, так как у них краснуха протекает обычно тяжелее, поэтому они лучше запоминают и анализируют свои болезненные ощущения.

В отличие от взрослых, у большинства детей краснуха не сопровождается значительной общей интоксикацией и протекает как очень легкая инфекция с коротким периодом общеклинических проявлений – плохое самочувствие, легкое недомогание, небольшие катаральные нарушения. Таким образом, лихорадка и симптомы общей интоксикации при краснухе у взрослых больных выражены в большей степени, чем у детей.

К числу постоянных признаков типичной краснухи относится сыпь, которая вначале появляется на лице и за ушами, на волосистой поверхности головы, а затем быстро, в течение нескольких часов, без какой-либо этапности, распространяется по всему телу. Ввиду быстрого распространения экзантемы создается впечатление об одномоментности высыпания, которое достигает максимальной выраженности спустя 24 часа от начала появления экзантемы. Элементы сыпи – круглой или овальной формы, мелкие, размером от булавочной головки до чечевицы (2–5 мм), не возвышаются над уровнем кожи, так как при краснухе экссудация слабо выражена, хотя у отдельных больных сыпь может приобретать папулезный характер. Распространяясь толчкообразно, сыпь может охватить всю поверхность тела, но на различных участках ее характер может быть неодинаковым. Более обильное высыпание наблюдается на спине, ягодицах, разгибательных поверхностях верхних конечностей, менее интенсивное – на лице, шее. На ладонях и подошвах экзантема отсутствует. У некоторых больных преобладают мелкие элементы сыпи, у других – более крупные. Краснушной экзантеме в целом не присуща склонность к слиянию, но в отдельных случаях все же образуется сливная сыпь, в силу чего возникают сплошные эритематозные поля, что затрудняет дифференциацию краснухи с корью и скарлатиной.

В одних случаях сыпь временами напоминает коревую, в других – скарлатинозную, что нередко влечет за собой ошибочный диагноз кори или скарлатины, причем на лице и туловище сыпь чаще коревого характера, на конечностях – скарлатиноподобного. Но при краснухе элементы сыпи меньше, чем при кори, но больше, чем при скарлатине.

У детей высыпание продолжается в среднем в течение 1–3 дней и исчезает бесследно, не оставляя после себя, как правило, пигментации и шелушения. У некоторых детей при краснухе отмечается яркая и крупная сыпь, принимающая в ряде случаев пятнисто-папулезный характер с тенденцией к слиянию. Сыпь может отсутствовать у 25–30% больных, и тогда краснуха, ввиду умеренно выраженного поражения дыхательных путей и лимфаденопатии, чаще диагностируется как острое респираторное заболевание.

Краснуха может протекать и бессимптомно, проявляясь лишь вирусемией и нарастанием титра специфических антител.

Обильная сыпь чаще возникает у взрослых (76%), чем у детей (56%). Однако параллелизма между степенью общей интоксикации и интенсивностью высыпания при краснухе, как у взрослых, так и у детей установить не удалось. У взрослых и детей сыпь исчезает бесследно, без пигментации и шелушения.

Одновременно с кожными высыпаниями или незадолго до них на слизистой оболочке ротоглотки может появляться энантема в виде мелких бледно-розовых пятнышек. В зарубежных странах краснушную энантему называют еще пятнами Форксгеймера. У детей энантема обычно неяркая, маловыраженная. Слизистая рта у больных краснухой может быть воспаленной, гиперемированной, с наличием зернистости, а у некоторых больных – и с точечными кровоизлияниями на язычке и мягком нёбе.

Характерным и одним из самых ранних симптомов краснухи является системное увеличение лимфатических узлов, и в первую очередь заднешейных, затылочных, околоушных и др. Этот симптом появляется обычно еще за 1–3 дня до возникновения экзантемы и катаральных явлений и исчезает только через несколько дней после угасания сыпи. Симптом лимфаденопатии может быть использован для раннего выявления больных во время эпидемических вспышек краснухи в детских и других организованных коллективах. Наиболее характерно увеличение лимфатических узлов, расположенных позади грудино-ключично-сосцевидной мышцы, на затылке и под сосцевидным отростком. Увеличенные лимфоузлы хорошо видны по ходу грудино-ключично-сосцевидной мышцы, особенно при повороте головы в противоположную сторону.

Поражения внутренних органов при краснухе обычно не происходит, но иногда на фоне лихорадочной реакции возникают небольшая тахикардия, приглушение тонов сердца. У детей старшего возраста и взрослых могут развиваться синовиты, чаще в виде поражения мелких суставов кисти, иногда – голеностопных и лучезапястных. Синовиты возникают со 2-го по 7-й день болезни, протекают доброкачественно и заканчиваются в течение 3-4 дней. У некоторых больных со среднетяжелым течением краснухи в разгаре болезни происходит умеренное увеличение печени и селезенки.

Со стороны крови в разгаре болезни характерны умеренная лейкопения (3000–4000 в 1мкл), лимфоцитоз и увеличение количества (до 10–20%) плазматических клеток. Плазматические клетки всегда присутствуют в крови в первые 10 дней заболевания и нередко в течение последующих нескольких недель и даже месяцев. При краснухе могут отмечаться относительный моноцитоз (до 15% и больше), повышенная СОЭ.

Существенных изменений со стороны мочи у больных краснухой не происходит, но в отдельных случаях наблюдаются скоропреходящие явления лихорадочной альбуминурии, лейкоцитурии, микрогематурии.

Наряду с выраженными, типичными формами краснухи широко распространены и стертые ее формы. У детей соотношение клинически выраженных и стертых форм колеблется в пределах 1:1-1:2. Однако стертые формы краснухи у взрослых и детей представляют для беременных такую же опасность, в смысле их инфицирования, как и краснуха с выраженными симптомами.

Краснуха протекает благоприятно и заканчивается полным выздоровлением, без каких-либо последствий. Осложнения у детей крайне редки. В основном развиваются артропатии, характеризующиеся возникновением болей в суставах, сочетающихся с гиперемией, отечностью в области суставов и появлением внутрисуставного выпота. Это осложнение возникает у 6–15% больных краснухой. Симптомы поражения суставов появляются обычно через неделю после высыпания и держатся в течение 1–2 недель, но у отдельных больных могут затягиваться на несколько месяцев, не оставляя резидуальных явлений. Обычно поражаются мелкие суставы кистей рук, реже – коленные и локтевые.

Одним из самых тяжелых осложнений краснухи, чаще встречающихся у взрослых, особенно женщин, являются энцефалиты, менингоэнцефалиты, энцефаломиелиты. Краснушные энцефалиты, описанные как у детей, так и у взрослых, характеризуются выраженной клинической симптоматикой и тяжелым течением. Энцефалиты встречаются редко: 1 случай на 5000–6000 заболеваний, но дают высокую летальность – до 15–20% и больше.

Другие осложнения, как, например, невриты и полиневриты, тромбоцитопеническая пурпура, пневмонии, отиты, нефриты, встречаются у детей редко.

Изредка краснуха осложняется геморрагическим синдромом, при котором возникают кровоизлияния в кожу и слизистые оболочки, кровоподтеки в местах инъекций, гематурия, а также носовые, маточные, кишечные кровотечения. Тромбоцитопеническая пурпура составляет в среднем 1 случай на 3000 заболеваний краснухой и чаще встречается у девочек. Появляется тромбоцитопеническая пурпура через несколько дней и даже недель после краснушного высыпания и исчезает при нормализации количества тромбоцитов.

Диагноз. Вирусологический метод, заключающийся в выделении вируса из носоглоточных смывов, крови, испражнений, мочи, ввиду сложности техники исследования не нашел широкого практического применения и используется преимущественно в научно-исследовательских целях. У больных краснухой определяются такие специфические антитела, как вируснейтрализующие, антигемагглютинины, преципитирующие и др., наиболее доступными методами являются РСК и РТГА. Обследование больного следует проводить дважды – в начале заболевания (1–3-й день болезни) и через 7–10 дней. В первые дни болезни краснушные антитела могут отсутствовать или определяться в довольно низких (1:10–1:20) или средних титрах (1:160). На 7-й день болезни и позже антитела удается обнаружить у всех больных и преимущественно в высоких (1:1280, 1:2560) концентрациях.

Обнаружение в крови антител типа IgM (метод ИФА) к вирусу краснухи (исследование проводится не ранее 4 и не позже 28 дня болезни) свидетельствует о краснушной инфекции, тогда как выявление антител типа IgG не исключает возможности перенесенной краснухи. Наличие IgM-антител в сыворотке крови больных в течение нескольких месяцев первого года жизни является основным признаком перенесенной эмбриопатии, связанной с краснухой, дающим основание ретроспективно, диагностировать краснуху.

В последнее время предложены и другие методы лабораторной диагностики краснухи, в частности методы, РНГА, РБТЛ – реакция бласттрансформации лимфоцитов.

Лечение. Специфического лечения краснухи нет; проводится симптоматическая терапия, при бактериальных осложнениях назначают антибиотики. Больные неосложненной краснухой могут лечиться дома, а больные из организованных коллективов госпитализируются в стационары, где находятся на палатном режиме, но при значительном повышении температуры переводятся на постельный режим. Больным краснухой назначается комплекс витаминов, а при выраженной сыпи, артралгии и миалгии дополнительно назначаются антигистаминные препараты – пипольфен, супрастин. При выраженном конъюнктивите в глаза закапывают 15–20% р-р альбуцида, при выраженных лимфаденитах на область увеличенных и болезненных лимфоузлов воздействуют сухим теплом, УВЧ.

Прогноз. При краснухе благоприятный, за исключением краснушного энцефалита. При врожденной краснухе зависит от сроков и тяжести поражения.

Профилактика и мероприятия в очаге. Дезинфекция при краснухе не проводится, ограничиваются лишь влажной уборкой помещения. Больной подлежит изоляции на срок не менее 7 дней с момента высыпания.

При изоляции больных особое внимание придается исключению их контакта с беременными женщинами, что, как и строгая изоляция детей-вирусоносителей, является важнейшей мерой профилактики краснухи. Беременные женщины, не болевшие краснухой, должны избегать общения с больными в течение не менее трех недель. Если беременная женщина заразилась или заболела краснухой, то некоторые авторы рекомендуют для предупреждения возможного развития врожденной краснухи у плода введение 10–30 мл гамма-глобулина. Сведения об эффективности гамма-глобулинопрофилактики краснухи довольно противоречивы. Применение гамма-глобулинов в период уже развившейся вирусемии не дает профилактического эффекта.

Больные врожденной краснухой в течение года, а иногда и дольше являются вирусовыделителями, представляя опасность для окружающих, особенно для беременных женщин.

Разработана специфическая профилактика краснухи (см. календарь прививок).