История развития термометрии

История развития термометрии (Д.Г.Фаренгейт, А.Цельсий), перкуссии (Л.Ауэнбруггер, Ж.Н.Корвизар де Маре, И.Шкода, П.А.Пьорри), аускультации (Р.Т.Г.Лаэннек) в эпоху нового времени. Работы белорусских ученых по аускультации (В.Д.Герберский, Ф.Рымкевич).

В начале XVIII в. в клиниках Европы не применялось ни одного диагностического прибора или инструментального метода обследования больного. При постановке диагноза врач исходил из результатов опроса больного – анамнеза (лат. anantnesis — воспоминание), прощупывания пульса, осмотра. Теплоту тела определяли эмпирически (приложением руки).  Термометрия. Первый надежный спиртовой (1709), а позднее и ртутный (1714) термометр со шкалой от 0 до 600° предложил один из выдающихся ученых своего времени — Даниэль Габриэль Фаренгейт (Gabriel Daniel Fahrenheit, работавший в Голландии. В качестве исходных он использовал точки отсчета. Первая — 0 F определяется в сосуде со смесью льда, воды, солей аммония и морской соли. Вторая — 32 F соответствует точке таяния льда.

Третья — 96 F — нормальная температура полости рта. Температура кипения воды по Фаренгейту 212 F — на 180° выше точки таяния льда.

Термометр Фаренгейта первым вошел в клиническую практику, но большие размеры значительно затрудняли его применение.

Шведский астроном и физик Андрес Цельсий (1701 —1744) в 1742 г.  предложил стоградус­ную шкалу, в которой 0 °С соответствовал температуре кипения воды, а 100° — точке таяния льда. Впоследствии М.Штрёмер (Швейцария) перевернул шкалу Цельсия, сделав 0 точкой таяния льда и началом отсчета. В таком виде термометр приобрел мировую известность.

Перкуссия. Как метод обследования больного перкуссия в Европе не применялась до середины XVIII в., когда венский врач Леопольд Ауэнбруггер (1722—1809 гг.) впервые предложил этот метод физического об­следования больного.

Будучи сыном трактирщика, Л. Ауэнбруггер часто наблюдал, как отец определял количество вина в бочках, простукивая их стенки. Возможно, эти наблюдения навели его на мысль об использовании выстукивания для определения наличия жидкости в грудной полости. В течение семи лет Л. Ауэнбруггер тщательно изучал звуки, издаваемые при простукивании грудной клетки в здоровом и больном организме. Свои клинические наблюдения он систематически сопоставлял с данными патологоанатомических вскрытий. Так родилась перкуссия (лат. percussio; от percutere — постукивать).

Жан Николя Корвизар де Маре основоположник клинической медицины во Франции, лейб-медик Наполеона I с 1807 г. Окончив Парижский университет (1782 г.). Изучая болезни сердца, Корвизар описал дифференциальные  признаки многих сердечных заболеваний (сердечной не-недостаточности, перикардита, клапанных пороков сердца и др.). Методам обследования больного он придавал исключительное значение. В течение 20 лет Корвизар и его многочисленные ученики тщательно изучали перкуторный звук как новое средство диагностики, что позволило распозна- вать заболевания легких, наличие жидкости в плевральной полости и околосердечной сумке) увеличение («аневризму») сердца и принесло Корвизару большую славу.

Большой вклад в развитие методов физического обследования внес венс­кий профессор Йозеф Шкода (1805— 1881 гг.), чех по националь­ности. Работая вместе с выдающимся патологом того времени К. Рокитанским, он тщательно проверял свои клинические наблюдения в секционном зале. Исходя из законов акустики, Шкода объяснил происхождение перкуторного звука и дал научное обоснование метода перкуссии.

В 1826 г. ученик Ж. Н. Корвизара Пьер Адольф Пьорри (1794—1879 гг.) предложил метод посредственной перкуссии — при помощи плиссиметра (лат. plessimetrum; от греч. plesso — ударять и metron — мера) из слоновой кости.

Аускультация.

Лаэннек (1782—1826 гг.) воспитывался в семье своего дяди — известного врача времен Французской буржуазной революции, что оказало большое влияние на его развитие и увлечение медициной. Будучи студентом Парижского университета, Лаэннек начал работу по изучению чахотки (греч. phthisis; от phthio — чахнуть, сохнуть), уносившей огромное число человеческих жизней. Патологоанатомические вскрытия умерших от этой болезни выявляли в различных органах специфические образования, которые Р. Лаэннек назвал туберкулами (лат. tuberculum — бугорок, узелок). Выслушивание ухом,  приложенным к грудной клетке не давало ощутимых результатов.

Решение, которое так долго искал Лаэннек, пришло неожиданно. В 1816 возвращаясь из клиники через парк Лувра, он обратил внимание на шумную ватагу ребят, игравших вокруг бревен строительного леса. Одни дети при- кладывали ухо к концу бревна, а другие с большим энтузиазмом колотили палкой по противоположному его концу: звук, усиливаясь, шел внутри де­рева. Лаэннек увидел решение про­блемы.

Его собственный стетоскоп был деревянным.  В 1819 г. вышел в свет его знаменитый труд «О посредственной аускультации или распознавании болезней легких и сердца, основанном главным образом на этом новом методе исследования

В России первое описание перкуссии было сделано профессором Медико-хирургической академии Ф.Уденом (1754—1823 гг.). Заслуга внедрения перкус­сии и аускультации в клиническую практику принадлежит П.А.Чаруковскому (1790—1842 гг.) в Петербурге и Г.И.Сокольскому (1807—1886 гг.) в Москве.

В. В. Герберский (1784—1827) — профессор терапевтической клиники. Обучался исследованию болезней грудной клетки с помощью стетоскопа у Лаэннека. Возвратившись из Парижа в 1823 г., он начал внедрять этот метод в клинике и пропагандировать его среди врачей. Кратковременная научная деятельность В.В. Герберского была в основном посвящена исследованиям патологии внутренних органов и диагностике.

Феликс Римкевич (1799—1851), профессор терапии Виленского университета. Уроженец Могилева — один из самых крупных в Вильно диагностов и терапевтов внутрен­них и детских болезней, приобрел широкое и всестороннее врачебное образование. Ф. Римкевич издал более 40 научных трудов по физиологии, патологии, диагности­ке, терапии, медицинской географии, педиатрии, в том числе первую в России работу об аускультации сердца и сосудов («О применении стетоскопа», 1824).