Инфекционный мононуклеоз

ИНФЕКЦИОННЫЙ МОНОНУКЛЕОЗ

Инфекционный мононуклеоз

Инфекционный мононуклеоз – заболевание вирусной этиологии, характеризующееся лихорадкой, увеличением всех групп лимфатических узлов (преимущественно шейных), гепатолиенальным синдромом и наличием атипичных (широкопротоплазменных) мононуклеаров в периферической крови.

Этиология. Возбудителем инфекционного мононуклеоза (ИМ) является вирус, культивированный впервые в 1964–1965 гг. ка­надскими учеными М.А. Ерstein и Y.М. Вагг и названный в их честь – вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ). Вирус был выделен из тканевых культур больных с лимфомой Беркитта. По морфофункциональным свойствам вирус относится к семейству Неrpesviridae, подсемейству Gammahеrpesviridae. ВЭБ – вирус сферической формы диаметром 180 нм, содержит ДНК, имеет сложную антигенную структуру. Специфическими антигенами ВЭБ является капсидный (СА), ядерный (ЕВNА), ранний (ЕА) и мембранный (МА), представляющий собой комплекс продуктов ранних и поздних генов. Обнаружение ядерного и раннего поверхностных антигенов свидетельствует об острой ВЭБ-инфекции, тогда как капсидный и мембранный антигены служат маркерами давнего инфицирования и латентной инфекции. Каждый из антигенов продуцируется в определенной последовательности и, будучи чужеродным белком, индуцирует образование соответствующих антител. В крови больных ИМ по­являются антитела к капсидному антигену сначала IgМ, затем IgG; позднее вырабатываются антитела к раннему и мембранному антигенам.

Инфекционный-мононуклеоз

Определены 2 штамма ВЭБ по способности их к трансформации В-лимфоцитов (тип А и тип В), не различимые серологически, но специфически идентифицируемые цитотоксическими Т-лимфоцитами.

Одной из уникальных особенностей ВЭБ является его способность вызывать не гибель клеток, в которых происходит его репродукция, а напротив, их пролиферацию. ИМ – одна из форм вирусной инфекции Эпштейна-Барр. Установлена этиологическая роль ВЭБ в развитии лимфомы Беркитта (опухоль верхней челюсти у молодых африканцев) и носоглоточной карциномы у китайцев, обсуждается участие ВЭБ в патогенезе рецидивирующего (не эпидемического) паротита, некоторых неопластических процессов при иммунодефицитах. Устойчивость вируса во внешней среде низкая. Он быстро погибает при высыхании, под действием высокой температуры (кипячение, автоклавирование), обработке всеми дезинфицирующими средствами.

Эпидемиология. ИМ относится к антропонозным инфекциям. Источником вируса являются больные с клинически выраженными или стертыми формами болезни, а также здоровые вирусоносители. От больных вирус выделяется в инкубационном периоде, во время клинических проявлений и в периоде реконвалесценции в течение 4–24 недель, иногда больше. Лица, перенесшие ранее ИМ, в течение всей жизни сохраняют вирус в форме латентной инфекции и время от времени выделяют его со слюной, за счет чего и поддерживается эпидемический процесс в популяции.

Основной путь передачи возбудителя инфекции воздушно-капельный. Заражение происходит при непосредственном контакте с больными. Контагиозность крайне низка. Заражению способствует скученность, пользование общим бельем, посудой. Заразиться можно также через инфицированные предметы обихода (чашки, ложки, игрушки).

В связи с выделением ВЭБ в секрете канала шейки матки возможна передача инфекции половым путем. Не исключена возможность заражения ребенка в родах. Латентная инфекция В-лимфоцитов периферической крови доноров создает опасность заражения при гемотрансфузиях. Большинство заболевших ИМ приходится на детей, подростков и молодых людей. Чаще болеют лица мужского пола. Характерна спорадическая заболеваемость в течение всего года с двумя умеренно выраженными сезонными подъема­ми весной и осенью.

Мононуклеоз распространен по всему земному шару. Отчетливо проступает волнообразный характер динамики заболеваемости с четко обозначившейся тенденцией к повышению ее за последнее время во всех странах и регионах.

До конца не ясен вопрос о естественной восприимчивости к ИМ, формах, механизмах иммунитета при этом заболевании. О стойкости иммунитета после перенесенного мононуклеоза свидетельствуют данные об отсутствии повторных заболеваний. Крайне низкая заболеваемость детей до 1 года дает основание судить о наличии врожденного пассивного материнского иммунитета, что связано с высокой концентрацией защитных материнских антител против ВЭБ, сохраняющейся у детей до 7 мес.

Заболеть могут лица любого возраста. Чаще мононуклеозом болеют дети в возрасте 2–10 лет. Следующий подъем заболеваемости наблюдается среди лиц в возрасте 20–30 лет. В возрасте до 2 лет дети болеют редко, возникшее заболевание у них чаще протекает субклинически. 20–30 лет – «возраст любви», этим, пожалуй, можно объяснить очередной подъем заболеваемости. Заболевание называют «болезнь влюбленных», «болезнь женихов и невест», «болезнь поцелуев». К 40 годам большинство людей оказываются инфицированными, что выявляется серологическими реакциями. В развивающихся странах уже к 3 годам жизни дети почти поголовно инфицированы.

Обычно заболеваемость носит спорадический характер, регистрируется в виде семейных вспышек. Но возможны эпидемические вспыш­ки в закрытых коллективах (детские сады, военные училища и т.д.). Пик заболеваемости обычно приходится на холодное время года.

Заболевания, вызываемые штаммом А, распространены повсеместно, в Европейском регионе они протекают преимущественно в виде клинически выраженных или инаппарантных форм инфекционного мононуклеоза. Штамм В встречается главным образом в странах Азии и Африки, где регистрируется назофарингеальная карцинома (Китай) и лимфома Беркитта (страны Африки), но в этих регионах и заболеваемость инфекционным мононуклеозом значительно выше, чем в развитых странах.

Патогенез. Внедрение возбудителя происходит через слизистую оболочку носоглотки в фарингеальные лимфатические узлы, где имеются В-лимфоциты. Благодаря наличию специфических рецепторов на поверхности В-лимфоцитов, ЕВV прикрепляется к клетке и внедряется в нее, причем ЕВNА проникает в ядро инфицированного лимфоцита. Синтез вируса начинается с репликации множества копий вирусного генома. Инфицированные клетки, размножаясь, получают свою долю геноко-пий ЕВV в латентной форме. В цитоплазме идет сборка вируса, и лишь при наличии всех компонентов, в первую очередь VСА, образуется полноценный вирус, который в свою очередь способен дать потомство. Увеличение числа инфицированных клеток, содержащих вирусы, способных к репродукции и неспособных (т.е, без VСА), накопление вируса – процесс относительно медленный. Кроме того, ЕВV обладает еще одним свойством – он может встраиваться в ген инфицированной клетки (интегративный путь). При гистологическом исследовании биоптатов, взятых у больных инфекционным мононуклеозом, назофарингеальной карциномой, лимфомой Беркитта, можно обнаружить одновременно различные варианты поражения лимфоцитов. Независимо от того, каким путем идет взаимоотношение вируса и клетки хозяина, пораженная клетка не гибнет.

По мере размножения и накопления вирус проникает в регионарные лимфатические узлы, а через 30–50 дней с момента заражения попадает в кровь, где инфицирует В-лимфоциты крови и проникает во все органы, содержащие лимфоидную ткань. Таким образом, наступает генерализация процесса и диссеминация вируса.

В лимфоцитах пораженных органов и тканей, в лимфоцитах крови происходит процесс, аналогичный тому, который имел место в носоглотке при начальном инфицировании.

Основную роль в развитии болезни, как полагают, играют иммунные механизмы. Уже на стадии репликации и накопления вируса в ротоглотке ЕВV активно стимулирует выработку IgМ, IgА, IgG. При инфекционном мононуклеозе поражает пестрота вырабатываемых антител, роль большинства которых в патогенезе еще не изучена. Так, наряду со специфическими антителами, направленными против вируса и отдельных его фрагментов, появляются гетерофильные антитела, которые, как выявилось, вызывают гемолиз эритроцитов быков и агглютинацию эритроцитов овец и лошадей. Роль их тем более непонятна, что отсутствует корреляция между тяжестью болезни и титрами гетерофильных антител. Обнаруживают антитела также против собственных нейтрофилов, лимфоцитов, ампициллина (даже если его не применяли в качестве лечебного препарата), к различным тканям. Это, несомненно, сказывается на течении болезни и приобретает особое значение, способствуя возникновению различных осложнений.

Значительную роль играет и реакция Т-клеточного иммунитета. В острую стадию болезни идет стимуляция Т-лимфоцитов, в результате чего Т-киллеры и Т-супрессоры стремятся подавить пролиферацию В-лимфоцитов, Т-киллеры лизируют клетки, инфицированные ЕВV, что ведет к постепенному освобождению от возбудителя. Вместе с тем, наличие различных изоантигенов способствует участию Т-лимфоцитов в реализации реакции по типу «хозяин против трансплантата».

После перенесенного заболевания антитела против капсидного (VСА) и ядерного (ЕВNА) антигенов могут сохраняться всю жизнь, ве­роятнее всего, за счет персистенции ЕВV в организме. Таким образом, клиническое выздоровление не совпадает по времени с очищением ор­ганизма от вируса.

Наличие антител к капсидному антигену (СА) защищает организм от возможного суперинфицирования ЕВV. Это может играть очень важную роль, поскольку, как выяснилось в эксперименте iп vitro, В-лимфоциты, зараженные ЕВV, приобретают способность к бесконечному делению. Такое свойство «бессмертия» выявляют лишь лимфоциты, полученные от людей, ранее перенесших инфекционный мононуклеоз.

Субклиническое течение болезни не сопровождается выраженными иммунными сдвигами, но и оно может переходить в латентную форму. При иммунодепрессивных состояниях может наступить активация инфекции с ярко выраженными клиническими проявлениями. Клиническое обострение под влиянием иммунодепрессивной терапии может наступить у лиц, перенесших инфекционный мононуклеоз много лет назад.

Патогенез злокачественных форм – назофарингеальной карцин­омы и лимфомы Беркитта – не изучен. Возможно, способность вирусной ДНК встраиваться в ДНК клетки хозяина, способность клеток к «бессмертию» при суперинфекции ЕВV, условия для такого суперинфицирования, имеющиеся в развивающихся странах, – часть факторов, обусловливающих этот неблагоприятный процесс.

Более того, все чаще удается выявлять антитела к ЕВV у больных с лимфогранулематозом, саркоидозом, системной красной волчанкой, что еще требует своего объяснения.

Инфекционный мононуклеоз относится к ВИЧ-ассоциированным заболеваниям. Учитывая высокую степень инфицированности населения всего земного шара, речь может идти об обострении латентной инфекции на фоне закономерного для ВИЧ-инфекции иммунодефицита. Отсутствие пока четких знаний об особенностях патогенеза инфекционного мононуклеоза позволяет лишь с определенной степенью достоверности говорить и о патогенезе некоторых наиболее постоянных симптомов.

Классификация. Существует множество классификаций инфекционного мононуклеоза, но ни одна из них не является общепринятой из-за громоздкости и несовершенства. Одной из самых простых является следующая классификация инфекционного мононуклеоза, согласно которой выделяют следующие формы заболевания.

  1. Манифестные формы, которые могут характеризоваться легким, среднетяжелым и тяжелым течением. Манифестные формы протекают типично или атипично (стертые, висцеральные).
  2. Субклинические формы (их диагностируют обычно случайно или при целенаправленном обследовании контактных).

Инфекционный мононуклеоз может протекать как острая, затяжная или хроническая инфекция.

На основании клинических проявлений и даже иммунологических исследований при первично диагностированном мононуклеозе судить о том, свежее ли это заражение или обострение латентной инфекции, бывает сложно (см. специфические методы). Поэтому при формули­ровке диагноза термин «острый» обычно опускают. Повторное заболе­вание при документированном первом случае может расцениваться как рецидив.

Примерная формулировка диагноза. 1. Инфекционный мононуклеоз, легкое течение.

2. Инфекционный мононуклеоз (рецидив), среднетяжелое течение.

Клиника.Инкубационный период колеблется в пределах 20–50 дней. Обычно заболевание начинается с продромальных явлений: появляются слабость, миалгия, головная боль, познабливание, снижение аппетита, тошнота. Такое состояние может держаться от нескольких дней до 2 недель. В дальнейшем возникают и постепенно нарастают боль в горле, температура, которая достигает 38–39оС. К этому времени у большинства больных выявляется клиническая триада симптомов, которые считаются классическими для инфекционного мононуклеоза, – лихорадка, лимфаденопатия, боль в горле.

Лихорадка является весьма постоянным признаком. Она наблюдает­ся у 85–90% больных, хотя возможны случаи, протекающие с субфебрильной и даже нормальной температурой. Озноб и пот не характерны. Характер температурной кривой самый различный – постоянный, ремиттирующий, длительность – от нескольких дней до 1 месяца и более. Обычно нет четкой корреляции между характером температурной кривой и выраженностью других клинических симптомов.

Лимфаденопатия является одним из наиболее типичных и ранних признаков инфекционного мононуклеоза, исчезает она позже других патологических проявлений. Первыми увеличиваются шейные лимфатические узлы, располагающиеся в виде гирлянды вдоль m.sternocleidomastoideus. Уже в разгар болезни у большинства больных можно выявить увеличение и других групп лимфатических узлов – периферических (подмышечные, паховые), внутренних (мезентериальные, перибронхиальные). Увеличение внутренних лимфатических узлов может обусловить появление дополнительных клинических симптомов – боль в животе, кашель и даже затруднение дыхания. Боль в животе, локализующаяся в правой подвздошной области, может симулировать острый аппендицит, особенно у детей.

Увеличенные лимфатические узлы могут быть размером от гороши­ны до грецкого ореха. Между собой и с подлежащими тканями они не спаяны, умеренно болезненны, к нагноению не склонны, кожа над ни­ми не изменена.

Боль в горле обусловлена местными воспалительными изменениями. Слизистая оболочка задней стенки глотки гиперемирована, отечна, видны гипертрофированные фолликулы (гранулезный фарингит). Миндалины увеличены, рыхлые, нередко на них обнаруживается неж­ный белесоватый налет, обусловленный местной экссудацией. Возмож­на и активация вторичной инфекции (обычно стрептококковой), в этом случае на миндалинах появляются грязно-серые налеты, легко снимающиеся, видны нагноившиеся фолликулы. За счет увеличения аденоидов голос может приобретать гнусавый оттенок.

Частым признаком инфекционного мононуклеоза является гепато-спленомегалия.

Увеличение печени можно выявить при пальпации у 50–60% больных, при УЗИ – у 85–90%. При этом всегда имеется умеренное (в несколько раз) повышение активности цитолитических ферментов, а у небольшой части больных обнаруживают легкую желтушность, иногда заметную лишь на склерах. По мере выздоровления печень постепенно сокращается, но иногда она сохраняется увеличенной несколько не­дель, ферментативные показатели нормализуются раньше. Столь же часто увеличивается селезенка, но пропальпировать ее удается не всегда. Увеличенная селезенка плотновата, эластична, безболезненна при пальпации, значительное ее увеличение вызывает ощущение тяжести, дискомфорта в левом подреберье. В редких случаях возможно столь значительное ее увеличение, что глубокая или грубая пальпация может привести к разрыву ее. Об этом должен помнить каждый врач, приступающий к мануальному обследованию больного. Максимально выражен гепатолиенальный синдром обычно к 5 – 10-му дню болезни.

У 10–15 % больных появляются высыпания на коже и слизистых оболочках. Сыпь может быть самой различной – уртикарной, пятнистой, геморрагической, скарлатиноподобной. Сроки ее появления – самые разные. Возможно появление энантемы на мягком нёбе.

Длительность заболевания обычно не менее 2–4 недель. Первые 2 недели соответствуют разгару болезни, в это время сохраняются температура, явления общей интоксикации (слабость, тошнота, головная боль, миалгия, артралгия). Свойственные инфекционному мононуклеозу осложнения развиваются обычно на 2 – 3-й неделе, примерно в эти же сроки начинается период реконвалесценции: снижается температура тела, уменьшаются явления интоксикации, становятся меньше лимфатические узлы, печень, селезенка, постепенно нормализуется гемограмма. Но процесс может затягиваться до 6 месяцев, в этом случае его расценивают как затяжной.

У детей в возрасте до 2 лет заболевание чаще протекает бессим­птомно. Чем младше ребенок, тем менее четко вырисовывается у него картина инфекционного мононуклеоза. У взрослых соотношение кли­нически выраженных и бессимптомных форм 1:3 и даже 1:10.

Атипичные формы инфекционного мононуклеоза характеризуются отсутствием какого-либо ведущего симптома заболевания (лихорадки, гепатоспленомегалии, лимфаденопатии, тонзиллита) или необычной выраженностью каких-либо симптомов (резко выраженная генерали­зованная лимфаденопатия, значительное увеличение лимфоузлов лишь какой-то одной локализации, выраженная желтуха и т.д.).

При стертом течении клинические проявления бывают недостаточно четкими, и именно они обуславливают наибольшее число диагностических ошибок (особенно в тех случаях, если больному не сделан даже общий анализ крови).

Критериями тяжести являются выраженность общеинтоксикационного синдрома, длительность течения болезни, наличие и характер ос­ложнений.

О затяжном течении инфекционного мононуклеоза можно говорить, если гематологические изменения и лимфаденопатия сохраняются до 6 мес.

Хронические формы инфекционного мононуклеоза лишь начинают изучаться. Длительное персистирование ЕВV может быть обусловлено иммунодефицитом, в том числе и ВИЧ-инфекцией. К тому же не следу­ет забывать о способности ЕBV индуцировать развитие неопластичес­ких процессов, аутоиммунных заболеваний. Поэтому во всех случаях, когда у больного длительно (6 месяцев и более) после перенесенного ин­фекционного мононуклеоза сохраняются остаточные явления в виде выраженного астеновегетативного синдрома, диспепсических явлений, субфебрилитета и др. даже при отсутствии отчетливой лимфаденопа­тии и гепатоспленомегалии, его необходимо подвергнуть углубленному обследованию на наличие маркеров ЕВV, а иногда и произвести гистологические исследования пунктатов костного мозга, лимфатических узлов, печени. Лишь в этом случае можно будет с определенной степенью вероятности говорить о том, имеется ли у больного хронический мононуклеоз или его последствия, обусловившие развитие качественно нового патологического состояния. Учитывая способность ЕВV действовать как иммунодепрессант, не следует забывать и о возможности развития микст-патологии на фоне персистенции ЕВV. В этих случаях предстоит уточнить связь отдельных клинических проявлений с каждым из этиологических факторов патологии-микст.

Осложнения. Неосложненный инфекционный мононуклеоз протекает сравнительно благоприятно и почти не дает летальных исходов.

Однако при присоединении осложнений, которые бывают достаточно редко, прогноз значительно ухудшается. Наиболее часто страдают нервная система, миокард, печень, селезенка, возникают различного характера гематологические нарушения. В основе их в большинстве случаев лежат аутоиммунные реакции, действие иммунных комплексов, интоксикация, непосредственное влияние вируса. Многие причины еще недостаточно изучены.

Неврологические осложнения, протекающие обычно в виде асептических менингита, энцефалита, менингоэнцефалита, чаще встречаются у детей и лиц молодого возраста.

Менингит развивается в острый период болезни (конец 1–2-й недели болезни). Больные жалуются на упорную головную боль, появляются тошнота, рвота, не приносящая облегчения, могут возникать судоро­ги, потеря сознания, менингеальные знаки. Клиника менингита может быть такой яркой, что клинические проявления самого инфекционного мононуклеоза отходят на второй план, им не придается большого значения до получения характерного анализа крови. При исследовании спинномозговой жидкости обнаруживают лимфоцитарный плеоцитоз (умеренный), иногда с наличием мононуклеаров, сахар и белок обычно в норме. Продолжительность такого менингита – от нескольких дней до нескольких недель. Летальные исходы возможны, но чаще процесс заканчивается полным выздоровлением.

Значительно большую опасность представляет энцефалит, возникающий на фоне инфекционного мононуклеоза. Локализация процесса может быть самой различной (кора, мозжечок, продолговатый мозг), что и обусловливает большой полиморфизм клинических симптомов (хореоподобные движения, параличи, поражение дыхательного центра с нарушением дыхания, коматозные состояния). Явления энцефалита могут сочетаться с поражением спинного мозга, периферических и черепных нервов, что увеличивает диапазон клинических проявлений. Иногда у таких больных развиваются психические нарушения (психомоторное возбуждение, галлюцинации, глубокая депрессия и др.). Прогноз определяется локализацией, распространенностью процесса, своевременностью его распознавания и лечения. Но именно энцефалит представляет наибольшую опасность для жизни больного, посколь­ку он способен быстро прогрессировать. В этом случае, если с процессом удается быстро справиться, остаточных явлений обычно не бывает.

При первичном инфицировании возможны и другие поражения нервной системы типа синдрома Гийена – Барре (восходящий острый полирадикулоневрит с белково-клеточной диссоциацией в спинномоз­говой жидкости}, паралич Белла (паралич мимических мышц, обусловленный поражением лицевого нерва), поперечный миелит.

Гематологические осложнения, возникающие при инфекционном мононуклеозе, обусловлены главным образом аутоиммунными реакциями. В редких случаях заболевание может сопровождаться лейкопенией, выраженной агранулоцитарной реакцией, тромбоцитопенией. Значительная тромбоцитопения может сопровождаться кровоточивостью, тромбоцитопенической пурпурой, в крови при этом обнаруживаются антитела против тромбоцитов. Геморрагический синдром иногда сопровождается кровоизлиянием в сетчатку. Возможно развитие тяжелой аутоиммунной анемии.

Тяжелым осложнением, в большинстве случаев приводящим к смерти больного, является разрыв селезенки, которая у больных инфекционным мононуклеозом может увеличиваться в несколько раз. Причиной разрыва может быть резкое движение больного, грубая пальпация. Обычно такое осложнение возникает на 2–3-й неделе болезни, а иногда может быть первым проявлением заболевания.

Увеличение печени – одно из наиболее постоянных проявлений инфекционного мононуклеоза. Но у части больных оно сопровождается желтухой (нерезко выраженной или значительной) и отчетливым по­вышением активности цитолитических ферментов, что можно квали­фицировать как гепатит.

Часто при инфекционном мононуклеозе обнаруживают небольшую глухость сердечных тонов, появляется умеренная тахикардия. Но у некоторых больных могут возникать миокардит, перикардит, что подтверждается ЭКГ-исследованиями и другими лабораторно-инструментальными методами.

Течение заболевания, особенно у детей, может осложниться резким отеком миндалин и слизистой оболочки глотки, что сопровождается развитием обструкции дыхательных путей. Причиной обструкции (чаще у маленьких детей) бывает и увеличение паратрахеальных лимфатических узлов, в этих случаях может потребоваться даже хирургическое вмешательство.

В период реконвалесценции возможно развитие интерстициального нефрита аутоиммунного генеза.

Более редким осложнением является поражение железистых органов с развитием паротита, орхита, панкреатита, тиреоидита.

Течение инфекционного мононуклеоза может осложниться присоединением экзогенной или активацией эндогенной инфекции.

Исходы. У 90–95% больных при отсутствии осложнений заболевание заканчивается выздоровлением. Наличие осложнений (особенно гематологических и связанных с поражением ЦНС) резко ухудшает прогноз.

Особый интерес представляет способность вируса к длительному персистированию после клинического выздоровления. Роль персистенции ЕВV еще недостаточно изучена.

Убедительно доказано действие ЕВV как онкогена. У больных с лимфомой Беркитта и назофарингеальной карциномой в биоптатах обна­руживают геном ЕВV, в крови – высокие титры антител к этому вирусу. ЕВNА выявляют постоянно в ядре клеток лимфомы Беркитта при биопсии. Возможно, в особенностях взаимодействия вируса с организмом, учитывая ограниченное распространение этих заболеваний, существенное место принадлежит этническим, генетическим факторам. В пользу этого свидетельствуют данные о связи некоторых вариантов тяжелого течения инфекционного мононуклеоза с Х-хромосомой (синдром Дункана), при этом чаще возникают тяжелые гематологические и аутоиммунные осложнения, лимфоцитарная лимфома. ЕВV обнаруживают и при некоторых других злокачественных заболеваниях, которые встречаются повсеместно.

Методы диагностики. Общеклинические методы исследования. Наибольшее диагностическое значение имеет общий анализ крови. Для инфекционного мононуклеоза характерны нормоцитоз или умеренный лейкоцитоз (хотя в отдельных случаях возможны как гиперлейкоцитоз, так и лейкопения). Наиболее постоянный признак – абсолютный и относительный лимфоцитоз, появляющийся с 1-й недели болезни, хотя в отдельных случаях (особенно у лиц пожилого возраста) может и запаздывать. Изменения в гемограмме, преимущественно в виде выраженного лимфоцитоза, могут сохраняться недели или даже месяцы после клинического выздоровления. Четкой корреляции между тяжестью течения и выраженностью изменений в лейкоцитограмме нет. Количество атипичных мононуклеаров (вироцитов) в периферической крови колеблется от 10–15% до 70–80%. Для мононуклеоза характерной считается триада гематологических изменений: наличие атипичных мононуклеаров (не менее 10 %), лимфомоноцитоз и увеличение числа палочкоядерных нейтрофилов. В первые дни болезни типичные изменения в гемограмме могут отсутствовать. Особенно отчетливо выражена мононуклеарная реакция на 2-й неделе болезни, нормализация гемограммы отстает обычно от клинического выздоровления и наступает на 4–5-й неделе болезни. СОЭ увеличена умеренно. При отсутствии соответствующих осложнений количество эритроцитов и тромбоцитов остается нормальным.

На высоте лихорадочной реакции в моче могут появляться единичные эритроциты и следы белка. При появлении желтухи становятся положительными реакции на уробилин и желчные пигменты. При наличии менингеального синдрома в спинномозговой жидкости обнаруживают невысокий лимфомоноцитарный плеоцитоз. Объем биохимических исследований определяется особенностями течения заболевания. Даже при отсутствии желтухи бывает небольшое (в 2–3 раза) повышение активности АлАТ и АсАТ, а нередко и щелочной фосфатазы. При появлении желтухи повышается уровень билирубина, более значительно увеличена активность ферментов цитолиза. Обычно преобладает прямой билирубин, но при развитии аутоиммунной гемолитиче­кой анемии возможно даже преобладание непрямого билирубина, что всегда должно вызывать тревогу у врача.

Специфические методы диагностики. Серологические методы применяют наиболее часто. Они основаны на определении антител к антигенам вируса (ЕА, МА, VСА, NА), самих антигенов или титров гетерофильных антител. Используют определение IgМ к VСА (вирусному капсидному антигену) и IgG к ЕВNА (раннему антигену) с помощью иммуноферментного анализа (ИФА). О перенесенной инфекции говорит обнаружение иммуноглобулинов G к ядерному антигену (IgG к ЕВNА), которые появляются через 3-6 недель от начала заболевания. Трактовка полученных результатов представлена в таблице 1.

Одновременное определение высокого титра антител ко всем перечисленным антигенам свидетельствует в пользу активации латентной или хронической инфекции. Антитела к ЕА обнаруживают у 80% больных инфекционным мононуклеозом, а также лимфомой Беркитта и носоглоточной карциномой. Они появляются через несколько недель после начала заболевания и исчезают через несколько месяцев после выздоровления. Эти антитела являются маркерами тяжелого течения инфекционного мононуклеоза. Антитела к VСА появляются рано (уже в первые дни болезни), но нарастание титров идет очень медленно.

Таблица 1. Интерпретация полученных результатов при обнаружения  антител к антигенам ВЭБ

 

VСА 1gМ

ЕА IgG

ЕВNА 1gG

Инкубационный период или
отсутствие инфицирования

Очень ранняя первичная инфекция

+

Ранняя первичная инфекция

+

+

Поздняя первичная инфекция

+/–

+

+/–

Атипичная первичная инфекция

+

Хроническая инфекция

– /+

+

Ранняя паст-инфекция

+

+

Поздняя паст-инфекция

+

Реактивация

+

+

+

Атипичная реактивация

+

+

 

При первичном инфицировании выявляют антитела класса IgМ, которые быстро (через 1–2 месяца) исчезают. Антитела класса IgG появляются почти в те же сроки, но сохраняются пожизненно, поэтому не позволяют судить об остроте процесса. Антитела к МА появляются поздно (после 3–4-й недели), уже в период выздоровления, но сохраняются длительное время. Пожизненное их выявление свидетельствует о персистенции вируса.

Однако, примерно у 20% детей раннего возраста в острый период болезни отсутствует сероконверсия. Поэтому в настоящее время для диагностики инфекционного мононуклеоза все шире используются методы молекулярной биологии и, в частности, полимеразная цепная реакция (ПЦР). Наиболее высокий уровень верификации диагноза отмечается при одновременном использовании как серологических методов, так и ПЦР.

Выявление гетерофильных антител, способных агглютинировать эритроциты некоторых животных (быков, баранов, лошадей и др.), также используется для диагностики.

У 85–90 % больных эта реакция при инфекционном мононуклеозе бывает положительной даже при отсутствии четкой клинической симптоматики. Однако отрицательная реакция этот диагноз не исключает; при оценке результатов исследования следует помнить, что у детей отрицательные реакции бывают чаще, чем у взрослых, что связано с несовершенством иммунной системы: чем моложе ребенок, тем ниже диагностические возможности метода. Кроме того, необходимо учитывать сроки постановки реакции, так как возможно позднее появление антител.

Чаще всего ставится реакция Пауля–Буннелля–Давидсона, в качестве антигена используют эритроциты барана. При инфекционном мононуклеозе антитела выявляют в высоких титрах (до 1:1024). У здоровых реакция также может быть положительной, но титры не превышают 1:16. Реакция проста в постановке, но не отличается высокой специфичностью, она может быть положительной и при других заболеваниях – краснухе, гриппе, малярии, скарлатине и др. Поэтому оценивают ее в совокупности с клиническими проявлениями.

Существуют различные варианты серологических реакций по определению титров гетерофильных антител (реакции: Ловрика–Волнера, Томчика, Гоффа–Бауэра и др.).

Реакцию Гоффа–Бауэра ставят микрометодом (на стекле). По чувствительности и специфичности эта реакция превосходит другие методы.

Об остроте процесса можно судить по наличию в крови больного соответствующих антигенов: мембранный (МА) и капсидный (VСА) антигены – свидетели давнего инфицирования и латентной инфекции, тогда как ранний (ЕА) и ядерный (NА) антигены – показатели острой инфекции. С учетом того, что появление специфических антител нередко запаздывает, тем большее значение для ранней диагностики приобретает именно выявление антигенов ЕВV.

Вирус, содержащийся в слюне, отделяемом из носоглотки, крови, спинномозговой жидкости, можно выделить на культуре В-лимфоцитов. Метод трудоемкий и доступен лишь специальным лабораториям.

Дополнительные методы. При обследовании больных часто приходится прибегать к УЗИ (помогает уточнить размеры печени и селезенки, а иногда и обнаружить лимфатические узлы различной локализации), рентгенографии легких (особенно при признаках обструкции дыхательных путей). Целесообразно делать ЭКГ в динамике. При возможности производят иммунологические исследования (наличие ИК, аутоантител, активность Т-лимфоцитов и др.). Иногда возникает необ­ходимость в исследовании пунктатов лимфатических желез, печени и костного мозга (преимущественно при затянувшемся течении и в диагностически сложных случаях).

Критерии диагноза. Диагноз инфекционного мононуклеоза основы­вается на следующих признаках:

– боль в горле (возможна ангина);

–        лихорадка;

–        генерализованная лимфаденопатия;

–        увеличение печени (возможна небольшая желтуха с умереннымповышением активности ферментов);

–        спленомегалия (часто выражена в большей степени, чем гепатомегалия)

–        характерные изменения в крови (наличие лимфоцитоза и атипичных мононуклеаров более 10%. Этот признак следует оценивать особенно внимательно, так как небольшое число таких атипичных клеток иногда обнаруживается и при других инфекционных заболеваниях (грипп, корь, вирусный гепатит А и др.)

Лечение. Госпитализация больных необязательна. Основные показания к госпитализации: тяжелое течение, наличие или угроза возникновения осложнений, течение заболевания на фоне выраженной иммунодепрессии.

Не обязателен и постельный режим. Он рекомендован в случаях, когда имеются неврологические осложнения, резко увеличена селезенка.

Назначают диету №5а или №5 с учетом вовлечения в патологический процесс печени.

Специфическое лечение не разработано. Опыт применения противовирусных препаратов (ацикловир, аденин, арабинозид, интерферон, ДНК-аза) пока не позволяет сделать четкое заключение об их эффективности при мононуклеозе.

Антибиотики на вирус действия не оказывают. Их целесообразно назначать лишь при наличии бактериальных осложнений или при применении глюкокортикостероидов.

Препаратом выбора в этих случаях является пенициллин Абсолютно противопоказан ампициллин, который усиливает аллергические проявления, способствует появлению высыпаний (см. «Патогенез»]. Не следует назначать сульфаниламиды, левомицетин, угнетающие лейкопоэз.

Глюкокортикостероиды – важный компонент лечебных мероприятий при инфекционном мононуклеозе. При тяжелом течении болезни назначают преднизолон в суточной дозе до 0,7-1 мг/кг с постепенным снижением дозы со 2-й недели, При назначении глюкокортикостероидов следует, учитывая возможность усиления иммунодепрессии и активации вторичной флоры, «прикрыть» их антибиотиками. Общая длительность курса гормональной терапии до 10–14 дней. Глюкокортикостероиды абсолютно показаны также при развитии таких аутоиммунных состояний, как гемолитическая анемия, лейкопения, тромбоцитопения, фаринготонзиллярный отек. Менее эффективны глюкокортикостероиды при возникновении неврологических осложнений, но в отдельных случаях они оказывают отчетливое положительное действие.

При легкой и среднетяжелой формах болезни, протекающих без осложнений, назначение глюкокортикостероидов не показано, можно ограничиться такими десенсибилизирующими средствами, как тавегил, диазолин.

Явления гранулезного фарингита, мононуклеозной ангины, фаринготонзиллярного отека можно облегчить, назначая больным горячее питье, паровые ингаляции, горячие полоскания (настой ромашки, раствор фурацилина).

При возникновении осложнений проводят мероприятия, соответствующие характеру и тяжести осложнений.

При неосложненном мононуклеозе лечебная тактика должна быть максимально щадящей, так как наблюдается наклонность больных к аллергическим реакциям из-за большого количества ауто- и гетерофильных антител.

Порядок выписки из стационара. Поскольку госпитализация не является обязательной, сроки выписки определяются состоянием пациента и его желанием. Приступать к работе (учебе) реконвалесцент может после нормализации температуры (но не ранее чем через 3–5 дней) и стихания клинических симптомов. Желательно на 2–3 месяца освободить реконвалесцентов от занятий физкультурой, тяжелой физической работы. Диспансеризация их не предусмотрена, но, учитывая возможность затяжного течения, желательно, чтобы реконвалесцент хотя бы раз в месяц обращался для контроля к участковому врачу до полного исчезновения клинических симптомов и нормализации гематологических показателей. В отдельных диагностически сложных случаях может возникнуть необходимость в наблюдении гематолога.

При обострении процесса желательна госпитализация для углубленного обследования и лечения в условиях стационара.

Профилактика. Учитывая невысокую контагиозность инфекционного мононуклеоза, обязательная изоляция больных, проведение профилактических мероприятий в очаге не предусмотрены. Возможность передачи заболевания с донорской кровью позволяет ставить вопрос о более тщательном обследовании доноров для выявления среди них инфицированных ЕВV.

Работы по созданию вакцин против ЕВV в настоящее время – на стадии разработки различных типов их (полипептидная, из генома ЕВV) и изучения. По-видимому, они найдут свое применение в регионах, где распространены злокачественные формы, вызываемые ЕВV, а также в молодежных коллективах (студенты, военнослужащие срочной службы).