ДИЗЕНТЕРИЯ (ШИГЕЛЛЕЗ)

ДИЗЕНТЕРИЯ (ШИГЕЛЛЕЗ)

Дизентерия – инфекционное заболевание, вызываемое микробами рода Shigella, характеризуется общей интоксикацией и поражением органов пищеварения, преимущественно дистального отдела толстой кишки, у части больных может переходить в хронические формы, относится к антропонозам с фекально-оральным механизмом передачи.

Этиология. Возбудители дизентерии относятся к роду Shigella, семейства Enterobacteriaceae. В настоящее время насчитывается свыше 50 серологических вариантов дизентерийных бактерий. Основными видами возбудителей дизентерии признаны (ВОЗ, 1981 г.) шигеллы группы A (Sh. disenteriae), В (Sh. flexneri), С (Sh. boydi), D (Sh. sonnei). Каждая группа, за исключением группы D, делится на серологические типы 1, 2, 3 и т.д. Серологические типы группы В, в свою очередь, подразделяются на серологические подтипы la, lb, 2а, 2b и др. Согласно классификации, принятой в нашей стране, с учетом ферментативных и антигенных свойств возбудителей различают 3 подгруппы шигелл:

Sh. disenteriae (10 серологических вариантов, в которые входят шигеллы Григорьева-Шига, Ларджа-Сакса, Шмитца-Штутцера);

Sh. flexneri (5 серовариантов), Sh. newcastle, Sh. boydi (15 ceровариантов);

Sh. sonnei.

Морфологически все шигеллы сходны между собой. Это грамотрицательные палочки, размером 0,3×1-3 мкм, неподвижны, спор и капсул не имеют, являются факультативными анаэробами, ферментируют углеводы. Шигеллы содержат термостабильный соматический О-антиген, в состав которого входят групповые, типовые и межтиповые антигены.

В зависимости от характера токсинообразования шигеллы делятся на 2 группы. К первой относятся дизентерийные бактерии Григорьева-Шига, которые вырабатывают сильный экзотоксин, а также эндотоксин. Во вторую группу входят все остальные виды шигелл и R-формы Sh. boydi, которые образуют только эндотоксин. Эндотоксины шигелл являются сложным веществом, состоящим из белков и липополисахаридов. Белковая часть эндотоксина и экзотоксин обладают нейротропным действием, а липополисахариды эндотоксина – энтеротропным действием. Устойчивость дизентерийных бактерий к факторам внешней среды находится в обратной зависимости от степени их патогенности (чем менее патогенен возбудитель, тем он более устойчив). Наименее устойчивы во внешней среде Sh. disenteriae, наиболее устойчивы Sh. sonnei, Sh. flexneri занимают между ними промежуточное положение.

У шигелл быстро развивается резистентность к антибиотикам. Чаще всего лекарственную устойчивость шигеллы получают от бактерий ЖКТ через гены трансмиссивных плазмид резистентности. К большинству часто используемых антибиотиков (левомицетин, тетрациклины, ампициллин) и сульфаниламидных препаратов устойчиво 70-90% выделенных штаммов шигелл. В ряде стран получены аттенуированные штаммы шигелл, которые используются в качестве живых энтеральных вакцин.

Эпидемиология. Дизентерия – типичная фекально-оральная инфекция, при которой человек является единственным резервуаром и источником инфекции. Заражение может происходить от больных со стертой, субклинической, инаппарантной формами болезни, а также от реконвалесцентов и больных с затяжной и хронической дизентерией.

Пути передачи инфекции различны. Для S. dysenteriae (Григорьева – Шига) основной путь передачи – контактно-бытовой, для S. flexneri – водный, для S. sonnei – пищевой (особенно молоко и молочные продукты). Контактно-бытовой путь передачи инфекции чаще наблюдается среди детей дошкольного возраста, пищевой – среди детей старших возрастных групп и взрослых.

При контактно-бытовом пути передачи чаще возникают спорадические случаи, реже – групповые заболевания.

Водный путь распространения характеризуется возникновением вспышки или даже эпидемии. Инфицирование детей водным путем происходит обычно при купании в загрязненных водоемах, при употреблении воды для питья из непроверенных источников (реки, колодцы, озера и др.).

Ведущий путь распространения дизентерии в современных условиях – пищевой. Пищевые продукты обычно инфицируются грязными руками, а также мухами. Наибольшее значение имеют продукты, которые перед употреблением не подвергаются термической обработке (сметана, молоко, творог, холодец, паштеты, овощи, фрукты, соки и др.). При инфицировании пищевым путем чаще возникают очаговые вспышки заболеваний, особенно в детских коллективах, реже спорадическая заболеваемость. Для дизентерии характерна летне-осенняя сезонность.

Термин «шигеллез» относится только к бактериологически подтвержденным случаям, тогда как диагноз дизентерия включает не только бактериологически подтвержденные случаи, но и тех больных, у которых диагноз поставлен на основании клинико-эпидемиологических данных (например, во время эпидемических вспышек).

Патогенез. Механизмы развития дизентерии сложны и все еще недостаточно изучены. Заражение происходит только перорально. Большое значение имеет доза инфицирования, которая определяет срок инкубационного периода и тяжесть болезни. Немаловажное значение имеет и состояние макроорганизма, в первую очередь желудочно-кишечного тракта, а также местного и общего иммунитета.

Попавшие в желудок шигеллы подвергаются воздействию протеолитических ферментов. Считается, что желудочный сок с достаточным содержанием свободной соляной кислоты является первым барьером на пути передвижения шигелл по пищеварительному тракту. Под влиянием желудочного сока и желчи часть шигелл гибнет, выделяя токсин, который всасывается в кровь и действует общетоксически, что означает начало клинических проявлений. Нейтрализация и выделение циркулирующего в крови токсина в условиях полного отсутствия специфических антител осуществляются не только печенью и почками, но и слизистой оболочкой толстой кишки, что ведет к поражению интрамуральных ганглиев, повышению проницаемости сосудистой стенки, возникновению отека и сенсибилизации, развитию местного воспаления. Оставшиеся шигеллы с пищей попадают в тонкую кишку, где могут оставаться в течение нескольких суток, затем продвигаются в толстый кишечник, где размножаются и распадаются в большом количестве, вызывая усиление воспалительных явлений. Дальнейшее развитие инфекционного процесса будет зависеть от способности шигелл к инвазии, образованию токсина, ферментативной активности, подавлению функции макрофагов и др. Не исключается возможность особо вирулентных штаммов шигелл инвазировать внутрь эпителиальных клеток кишечника, где они могут размножаться и выделять специфический цитотоксический фактор, приводящий к необратимым изменениям клетки.

Высказывается мнение, что внутриклеточное паразитирование шигелл является важнейшим звеном в патогенезе всех вариантов шигеллезной инфекции. Однако эта точка зрения признается не всеми.

Основным фактором, определяющим характер морфологических изменений, специфичность клинических проявлений, тяжесть болезни, является эндотоксический компонент. Токсины поражают не только сосудистый и нервный аппараты стенки кишечника, но и сосудистую систему в целом, ЦНС, вегетативные центры, висцеральные органы. Нарушается функциональная способность желудочно-кишечного тракта, поджелудочной железы, печени.

У детей раннего возраста в связи с лабильностью обменных процессов даже при легких формах дизентерии может значительн­о нарушаться межуточный обмен, в крови накапливаются токсические метаболиты, возникают дистрофия, авитаминоз, сниж­ется общий и местный иммунитет.

В патогенезе токсических форм дизентерии наряду с другими факторами большую роль играет аллергический компонент, обычно формирующийся у больных с отягощенным аллергическим анамнезом, с предшествующими и сопутствующими заболеваниями. С позиций гиперчувствительности к антигенам шигелл принято объяснять возникновение нейротоксикоза, спастического колита, дисфункцию кишечника, поражение внутрен­них органов и др.

Следует отметить, что поступление шигелл в организм человека не всегда сопровождается клинически выраженной дизентерией. Возможны случаи, когда возбудитель проходит все отделы желудочно-кишечного тракта, выделяется во внешнюю среду, не вызывая каких-либо ответных реакций организма. Формируется так называемое транзиторное носительство. В ряде случаев под воздействием биологических процессов, протекающих в верхних отделах желудочно-кишечного тракта, возможна полная гибель шигелл с выделением эндотоксина, и заболевание тогда протекает по типу пищевой токсикоинфекции (гастрит, гастроэнтерит).

Патогенез хронической дизентерии до конца не изучен. Решающее значение имеют пониженная иммунологическая реактивность, функциональная неполноценность желудочно-кишечного тракта, состояние дисбактериоза кишечника, повышенная сенсибилизация организма к шигеллезным токсинам и аутоаллергенам, способность шигелл переходить в L-формы с пониженной патогенностью и вирулентностью. Определенное значение имеют неправильное лечение, нарушение режима питания, а также супер- и реинфекция другими штаммами шигелл.

Присоединение ОРВИ способствует возникновению различных осложнений, затягиванию репарации и формированию хронической дизентерии.

Летальные исходы при дизентерии возникают из-за различных осложнений: перфорация толстой кишки с последующим развитием перитонита, сепсис, обусловленный микробами кишечника, гиповолемический шок, присоединившаяся острая пневмония.

Иммунитет. При дизентерии вырабатываются специфические антитела только к тому виду, подвиду и серотипу шигелл, которыми вызвано заболевание. В ходе инфекционного процесса в крови накапливаются агглютинины, преципитины, гемагглютинины, бактериолизины, комплементсвязывающие антитела. Однако титр специфических антител бывает невысоким и быстро снижается с полным исчезновением через 5–12 месяцев от начала заболевания. Большое значение придается местному иммунитету, который имеет клеточно-тканевой характер. Невосприимчивость энтероцитов к возбудителю возникает за счет усиленной продукции секреторных иммуноглобулинов, активации тканевых макрофагов, тучных клеток, гистиоцитов, лизоцима и др. Важное значение имеют нейтрофилы, Т- и В-лимфоциты, макрофаги, а также комплемент, система пропердина и др. Следовательно, иммунный ответ при дизентерии имеет «кооперированный» характер, он предполагает согласованное взаимодействие различных звеньев клеточных и гуморальных факторов защиты, направленных на распознавание и элиминацию возбудителя. Естественно, что при наличии поломок в системе иммунологического реагирования выработка специфических факторов защиты задерживается или она невозможна, и в таких случаях заболевание принимает длительное или даже хроническое течение.

Патоморфология. При дизентерии закономерно вовлекаются в патологический процесс все отделы желудочно-кишечного тракта: желудок, тонкий и толстый кишечник. Однако наибольшие изменения возни­кают в дистальном отрезке толстой кишки. Выраженность морфологических изменений бывает весьма различной: от острого катарального воспаления до фибринозно-некротических, фолликулярно-язвенных поражений, переходящих на заключительном этапе заболевания в стадию рубцевания.

Различают несколько морфологических форм дизентерийного колита.

Катаральный колит характеризуется гиперемией, легкой кровоточивостью, набуханием слизистой оболочки толстой кишки, с точечными кровоизлияниями, иногда мелкими эрозиями, часто обнаруживается мутная гноевидная слизь. У детей первого года жизни на фоне катарального воспаления слизистой оболочки часто видны гиперплазированные солитарные фолликулы, окаймленные зоной гиперемии.

Фибринозный колит отличается выраженным диффузным катаром слизистой оболочки толстой кишки и довольно обширными, рыхлыми, желтовато-серыми пленчатыми наложениями в местах наибольшего поражения.

Дифтеритический колит характеризуется резким уплотнением, утолщением и пропитыванием кровью всей слизистой оболочки толстой кишки с обширными грязно-серыми тусклыми наложениями фибрина.

Язвенный колит обычно возникает в исходе тяжелой дизентерии. Язвы чаще формируются в дистальных отделах толстой кишки, нередко покрыты фибринозными или некротическими налетами. В редких случаях образованию язв предшествует гиперплазия солитарных фолликул с последующим центральным некрозом, расплавлением и образованием дефектов слизистой оболочки. Заживление язв происходит медленно. При этом эпителизация язв может опережать заполнение их грануляциями, вследствие чего возможно образование мешковидных полостей в подслизистом слое, которые могут стать депо дизентерийных микробов и играть важную роль в возникновении рецидивов и формировании хронической дизентерии.

При всех формах поражения толстой кишки в начальной стадии обнаруживаются сосудистые расстройства в виде отека, набухания, иногда кровоизлияния в слизистые оболочки и подслизистый слой. Изменения солитарных фолликул следует рассматривать как неспецифическую реакцию лимфоидного аппарата.

При использовании метода аспирационной биопсии, обнаруживается воспалительный процесс в эпителии, строме, базальных отделах слизистой оболочки, в криптах. Эти изменения зависят от фазы и тяжести заболевания. Репарация слизистых оболочек нижнего отдела толстой кишки наступает значительно позже, чем клиническое выздоровление (от 5 недель до 2–3 месяцев). Поражение других органов может иметь и функциональный и морфологический характер. В различной степени повреждаются мышечно-кишечное (ауэрбаховское) и подслизистое (мейснеровское) сплетения. Дистрофия интрамуральных ганглиев свидетельствует о выраженной патологии иннервационных механизмов, регулирующих работу различных органов. В легких отмечаются вздутие и кровоизлияния, в мышце сердца – полнокровие и паренхиматозное перерождение, в печени – дегенеративные изменения гепатоцитов, в селезенке – полнокровие и увеличение фолликулов, в мозге – полнокровие и отек. Поражение почек имеет токсиче­скую природу. При аутопсии у детей раннего возраста нередко находят только катаральные изменения во всех отделах желудочно-ки­шечного тракта.

Классификация.

По типу:

  1. Типичные (колитический вариант)
  2. Атипичные (гастритический, гастроэнтеритический, гастроэнтероколитический вариант)
  • стертая;
  • бессимптомная;
  • транзиторное бактерионосительство.

По тяжести:

Легкая форма.

Среднетяжелая форма.

Тяжелая форма:

–  с преобладанием симптомов токсикоза;

–  с преобладанием местных нарушений.

Критерии тяжести:

выраженность синдрома интоксикации;

выраженность местных изменений.

По течению:

А. По длительности:

Острое (до 1 мес.).

Затяжное (до 3 мес.).

Хроническое (свыше 3 мес.):

  • непрерывное;
  • рецидивирующее;
  • длительное бактериовыделение при нормальном стуле.

Б. По характеру:

Гладкое.

Негладкое:

  • с осложнениями;
  • с обострениями и рецидивами;
  • с наслоением вторичной инфекции;
  • с обострением хронических заболе­ваний.

Клиническая картина. Инкубационный период зависит от пути передачи инфекции и дозы возбудителя: он колеблется от нескольких часов до 7 дней, но чаще бывает 2–3 дня.

Короткий инкубационный период (12-24 ч) часто наблюдается при пищевом пути передачи инфекции, т.е. когда в организм попадает большая доза микробов. Клинические проявления болезни многообразны. Основными симптомами дизентерии являются общая интоксикация и изменения со стороны кишечника, вызванные воспалительными явлениями в толстой кишке: боли в животе, частый жидкий стул с примесью слизи и крови, тенезмы (спастические сокращения мышц прямой кишки). Степень выраженности симптомов общей интоксикации и симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта весьма варьирует, что объясняется в основном реактивностью организма, преморбидным состоянием ребенка, его возрастом, в известной мере и особенностями возбудителя.

Заболевание начинается остро с повышения температуры тела до 38–39°С, которая держится не более 3 дней. Нередко в начале заболевания отмечается однократная или повторная рвота. Ребенок становится беспокойным, отказывается от еды, плохо спит, жалуется на головную боль и боли в животе, чаще умеренные, схваткообразные, без четкой локализации. Стул учащается, становится жидким, с примесью слизи, иногда с прожилками крови. В начале заболевания стул бывает довольно обильным, имеет каловый характер, а затем на 2–3-й день болезни каловые массы могут исчезать полностью и стул становится скудным, представляя собой комочек мутной зеленой слизи с прожилками крови. В этом периоде болезни дети во время дефекации жалуются на тянущие боли в животе по ходу сигмовидной кишки и в области ануса. Тенезмы – характерный признак дизентерии. Возникают они в результате одновременно спазма сигмы и сфинктеров заднего прохода. Иногда тенезмы и натуживания во время дефекации бывают настолько сильно выражены, что происходит выпадение слизистой оболочки прямой кишки. В последние годы это встречается редко, чаще бывает податливость ануса с явлениями сфинктерита.

Максимальной выраженности клинические симптомы достигают в течение первых 3 дней болезни. На высоте заболевания кожные покровы могут быть бледными, сухими, а у детей раннего возраста возможно умеренное снижение и тургора. Дыхание не изменено, пульс соответствует температуре тела, язык обложен, влажный, живот обычной конфигурации, не вздут. При поверхностной пальпации определяется боль по ходу толстого кишечника, больше слева, плеск и урчание. При глубокой пальпации прощупывается болезненная или чувствительная сигмовидная кишка в виде уплотненного тяжа за счет спазма и инфильтрации ее. Нередко удается определить уплотнение, спазм и болезненность поперечной ободочной кишки. Селезенка не увеличена, а печень реагирует лишь в тяжелых случаях Симптомы общей интоксикации и изменения со стороны кишечника не всегда параллельны. Тяжесть состояния больного в одних случаях может быть обусловлена степенью выраженности общей интоксикации, в других – степенью изменения со стороны кишечника.

Проявления дизентерии в зависимости от возбудителя, вызвавшего заболевание, имеют ряд особенностей.

Дизентерия Григорьева – Шига в настоящее время на территории нашей страны практически не встречается. Болезнь чаще протекает тяжело, с выраженной интоксикацией и тяжелыми поражениями слизистой оболочки толстого кишечника. Характерны нейротоксикоз с гипертермией, судорожный синдром, нарушение сознания. Быстро развивается и резко выражен колитический синдром: боли в животе, тенезмы, спазм сигмовидной кишки, слизь и кровь в испражнениях, податливость или зияние ануса. За счет частой рвоты и непрерывных дефекаций возникают признаки обезвоживания: снижение тургора тканей, сухость кожных покровов, снижение диуреза. Отмечается высокий лейкоцитоз.

Дизентерия Флекснера. Клинически дизентерия Флекснера протекает с выраженным колитическим синдромом и обширным поражением слизистой оболочки толстой кишки. Исчезновение колитического синдрома и освобождение от возбудителя происходит в более поздние сроки.

Дизентерия Зонне. Поскольку инфицирование детей шигеллами Зонне часто происходит пищевым путем, заболевание нередко протекает по типу пищевой токсикоинфекции (гастроэнтероколита). В этих случаях болезнь начинается внезапно с повторной рвоты, озноба, цианоза, высокой температуры тела, болей по всему животу: Вскоре появляется учащенный обильный водянистый стул. Однако уже на вторые сутки стул урежается, становится скудным, слизистым, нередко с примесью крови, т. е. принимает типичный для дизентерии колитный характер.

Дизентерия Бойда протекает чаще легко, при этом признаки интоксикации и колитический синдром слабо выражены.

Стертая форма дизентерии протекает с очень слабо выраженными клиническими симптомами. Температура тела не повышается, общее состояние не страдает. Функция кишечника нарушена незначительно и непостоянно. Чаще всего отмечаются кратковременные, в течение 1–2 дней жидкие испражнения частотой 1–2 раза в день, иногда с небольшими примесями зеленой слизи. При объективном осмотре отмечаются незначительное уплотнение сигмовидной кишки, ослабление наружного сфинктера ануса, возможны явления сфинктерита. В отдельных случаях стертая форма дизентерии у детей может протекать без дисфункции кишечника. Обычно такие больные выявляются при обследовании в связи с контактом с дизентерийным больным и неправильно трактуются как бактериовыделители. Только с помощью дополнительных методов обследования (РПГА, ректороманоскопия) удается диагностировать стертую форму заболева­ния.

Типичная дизентерия может быть легкой, среднетяжелой и тяжелой. Тяжесть дизентерии в одних случаях может быть обусловлена большей выраженностью явлений общей интоксикации (гипертермия, судорожный синдром, потеря сознания и др.), в других – местными изменениями (частота стула, зияние ануса, выпадение слизистой оболочки прямой кишки, болевой синдром и др.) Легкая форма дизентерии наиболее часто встречается в настоящее время. Общее состояние ребенка страдает незначительно. Температура тела чаще субфебрильная, но иногда повышается до 38–38,5° С. В первый день болезни может отмечаться однократная рвота, небольшая вялость и снижение аппетита. Частота стула до 5–8 раз в сутки, при этом испражнения калового характера, жидкие, с примесью слизи и зелени. Кровь и тенезмы часто отсутствуют. Пальпируется спазмированная и инфильтрированная сигмовидная кишка, слегка болезненная или чувствительная. Характерны явления сфинктерита, податливость ануса. Могут быть схваткообразные боли в животе во время дефекации.

Среднетяжелая форма дизентерии характеризуется умеренно выраженными симптомами интоксикации и развернутым колитическим синдромом. Температура тела повышается до 39–40°С, рвота повторная, стул до 10–15 раз в сутки. На высоте заболевания каловые массы могут исчезать из испражнений и они состоят только из слизи и крови. Характерны схваткообразные боли в животе, тенезмы, податливость или зияние ануса.

При тяжелой форме дизентерии, когда тяжесть обусловлена общей интоксикацией , заболевание начинается внезапно с подъема температуры тела до 40°С и выше. Отмечаются многократная, иногда неукротимая рвота, возможны кратковременные судороги, менингеальные симптомы, глухость сердечных тонов, падение артериального давления, бледность кожных покровов, холодные конечности. Черты лица заостряются, тургор тканей падает, снижается масса тела. Спустя несколько часов или даже на другие сутки стул учащается, становится жидким, содержит большое количество слизи и крови.

При тяжелой дизентерии, протекающей с преимущественным поражением кишечника, с начала болезни у больного отмечается неоформленный, частый стул, обильный, слизисто-кровянистого характера, иногда испражнения имеют цвет мясных помоев. Отмечаются постоянные схваткообразные боли в животе, тенезмы, паралич сфинктера заднего прохода, при этом из ануса вытекает слизь, окрашенная кровью. Может быть выпадение слизистой оболочки прямой кишки. Живот вначале вздут, затем втянут, прощупывается болезненная, спасти­чески сокращенная сигмовидная кишка. К тяжелым формам дизентерии относится и так называемая гипертоксическая форма с молниеносным течением, которая характеризуется развитием с первых часов тяжелого нейротоксикоза с поражением центральной нервной и сердечно-сосудистой систем. Болезнь начинается с гипертермии, быстро наступают потеря сознания, судороги, падение сердечно-сосудистой деятельности. Появляются цианоз, конечности становятся холодными. Развивается картина инфекционно-токсического шока. Иногда в таких случаях летальный исход наступает раньше, чем успевают развиться кишечные симптомы.

Течение. Различают острое (до 1 месяца), затяжное (до 3 месяцев) и хроническое (свыше 3 месяцев) течение дизентерии.

Острое течение с полным выздоровлением через 2–3 недели – наиболее частый исход современной клиники дизентерии. В этих случаях температура тела снижается до нормы через 2–3 дня от начала заболевания, общее состояние улучшается, стул нормализуется на второй или в конце первой недели, ребенок хорошо начинает есть и поправляется. При тяжелых формах выздоровление наступает медленнее. Полное восстановление слизистой оболочки кишечника наступает к концу месяца от начала заболевания.

Затяжное течение отмечается у ослабленных детей, при несвоевременном лечении и, особенно, при наслоении вирусных и вирусно-бактериальных заболеваний. В таких случаях возможны обострения и замедленная репарация. Испражнения в течение длительного времени остаются разжиженными, с примесью слизи, гноя, стул учащен до 2–3 раз в сутки. Ребенок раздражителен, плохо спит, быстро утомляется, плохо ест, и масса тела не прибавляется. Временами стул нормализуется, но затем вновь становится жидким с патологическими примесями. В посевах кала обнаруживаются дизентерийные микробы. Затяжное течение дизентерии характеризуется упорным бактериовыделением с непостоянными явлениями дисфункции кишечника.

Хроническое течение встречается редко – не более чем у 1–2% больных. Различают непрерывную и рецидивирующую формы хронической дизентерии.

Непрерывная форма характеризуется длительно не нормали­зующимся стулом. Он остается хотя и нечастым (2–3 раза в день), но жидким или кашицеобразным с патологическими примесями в виде слизи, гноя, иногда прожилок крови. Общее состояние ребенка нарушено, аппетит снижен, иногда возникают боли в животе. Масса тела растет плохо. Дисфункция кишечника носит стойкий характер.

При рецидивирующей форме после периода полной нормализации стула возникает рецидив заболевания, т.е. возврат симптомов, свойственных острому периоду дизентерии (учащенный стул с патологическими примесями, жалобы на боли в животе и др.). Кишечные расстройства иногда возникают после нарушения диеты или после перенесенного ОРЗ. Иногда отмечается непереносимость отдельных продуктов. При возникновении рецидивов бывает трудно исключить суперинфицирование тем же или другим видом шигелл. Возможно и присоединение кишечной инфек­ции недизентерийной этиологии.

В последние годы хроническая дизентерия чаще протекает с минимальной дисфункцией кишечника и даже иногда при нормальном стуле, но с длительным, упорным бактериовыделением. У таких больных при тщательном обследовании удается установить признаки вялотекущего дистального колита в виде уплотнения сигмовидной кишки, урчания и плеска по ходу толстого кишечника, периодически возникающих в животе. Характерны также обложенность языка, снижение аппетита, отставание в массе тела. Макроскопически патологические примеси в испражнениях могут и не определяться, но при копрологическое исследовании обнаруживаются слизь, повышенное содержание лейкоцитов, иногда эритроциты. При ректороманоскопическом исследовании выявляется вялотекущий катаральный, редко катарально-эрозивный проктосигмоидит.

Шигеллезное бактерионосительство в отличие от хронической дизентерии не сопровождается дисфункцией кишечника, изменений при ректороманоскопии при этом не обнаруживается, нарастания титра антител в РПГА не выявляется. У детей «здоровое» носительство шигелл встречается редко. Обычно у носителей тщательное обследование выявляет стертую или легкую форму дизентерии, затяжное или хроническое течение болезни.

Дизентерия у новорожденных и детей первого года жизни. Клинические проявления дизентерии в основном сохраняют типичные черты, свойственные данному заболеванию. Однако в связи со своеобразием иммунологического реагирования дизентерия у них имеет некоторые особенности. Болезнь обычно начинается остро, но весь симптомокомплекс клинических проявлений может развиваться более постепенно, в течение 3–4 дней. Следует учитывать также слабую выраженность колитического синдрома у детей первого года жизни. Стул чаще носит энтероколитный характер, примесь крови в испражнениях встречается значительно реже, чем у детей старшего возраста, не в каждой порции испражнений и появляется не в первые дни болезни, а спустя 3–4 дня. Испражнения не теряют калового характера, в них, однако, всегда обнаруживается значительное количество мутной слизи и зелени. Живот чаще умеренно вздут, иногда увеличивается печень. Вместо выраженных тенезмов выявляются их эквиваленты: беспокойство, плач и покраснение лица во время дефекации, податливость сфинктера ануса, иногда зияние его. Токсические формы и формы, протекающие по типу гастроэнтерита, почти отсутствуют. В зависимости от тяжести может быть выражена в той или иной степени интоксикации (рвота или срыгивания, беспокойство, усиливающееся после приема пищи, снижение аппетита, нарушенный сон и др.).

У детей первого года жизни с нарушенным преморбидным фоном и особенно при сопутствующем ОРЗ дизентерия проявляется более тяжело. При этом отмечаются высокая температура тела и выраженный токсикоз. Потеря воды и электролитов в связи с повторной рвотой и частым энтероколитным стулом приводит к возникновению обезвоживания и гемодинамическим нарушениям, адинамии, заторможенности, сопорозного состояния.

Течение дизентерии у детей первого года жизни более длительное, с медленной репарацией кишечника. Затягиванию клинического выздоровления, повторному выделению шигелл после проведенного курса лечения в большинстве случаев способствует формирование дисбиоценоза кишечника и более частое присоединение ОРВИ или наслоение новой кишечной инфекции (эшерихиоз, сальмонеллез, условно-патогенная кишечная флора или ротавирусная инфекция). Поэтому лечение детей необходимо проводить в боксированных отделениях. Это оградит их от суперинфекции и обеспечит быстрое выздоровление.

Осложнения. При дизентерии различают осложнения, этиопатогенетически связанные с шигеллезной инфекцией и обусловленные наслоением вирусной или вирусно-бактериальной инфекции. К первым относится выпадение слизистой оболочки прямой кишки вследствие пареза сфинктера заднего прохода. Прободение кишечника и развитие перитонита, а также кишечные кровотечения практически не встречаются. В связи с усиленной перистальтикой возможно развитие инвагинации кишечника. Иногда появляются трещины и эрозии заднего прохода. Среди других осложнений выявляются отит, пневмония, инфекция мочевыводящих путей, стоматит, дисбактериоз кишечника.

Диагноз. Бактериологический метод имеет наибольшее значение. Наилучшие результаты дает посев материала непосредственно у постели больного, взятого до начала лечения антибиотиками. Для посева используют комочки слизи и особенно гноя, не следует брать кровь. При невозможности немедленного посева испражнения в объеме 1–2 г помещают в консервант – обычно глицериновую смесь и хранят в условиях холодильника при температуре +8° С. Для исследования производят также забор рвотных масс, промывных вод желудка, остатков пищи, трупного материала и др. При отсутствии стула испражнения получают непосредственно из прямой кишки. Посев материала производят на селекционные среды Плоскирева, Левина и др. При соблюдении всех правил забора, хранения и посева материала шигеллы удается обнаружить у 60–70% больных дизентерией.

Серологический метод используют при отрицательных результатах бактериологического исследования. Для обнаружения специфических противошигеллезных антител ставят РПГА и РА. В качестве стандартных антигенов в РНГА используют эритроцитарные диагностикумы из шигелл Флекснера и Зонне. Диагностическим титром считается положительная реакция в разведении сыворотки больного 1:100 для дизентерии Зонне и 1:200 для дизентерии Флекснера. Антитела в крови появляются с 3–5-го дня болезни и максимально нарастают к 20-му дню от начала заболевания. Реакции рекомендуется ставить дважды в динамике заболевания. Нарастание титра специфических антител свидетельствует о текущей дизентерии.

В качестве экспресс-диагностики дизентерии используют метод люминесцирующих антител для выявления шигелл непосредственно в нативных фекалиях с помощью меченных флюорохромом специфических антител, а также реакцию угольной аггломерации (РУА), где в качестве тестирующей системы используют угольно-сывороточную взвесь с высоким содержанием антител против дизентерийных микробов. Предварительный ответ с помощью этих методов исследования может быть дан через 2–3 часа.

Кожная проба с дизентерином (проба Цуверкалова) не является строго специфичной, особенно у детей раннего возраста, поэтому в практической работе в настоящее время она не применяется.

Копрологическое исследование используется лишь в качестве ориентировочного метода. При микроскопии кала у больных дизентерией обнаруживаются тяжи слизи гнойного характера со скоплением измененных нейтрофилов и нередко эритроцитов, что является свидетельством воспалительного процесса в кишечнике.

Ректороманоскопический метод позволяет судить о характере морфологических изменений слизистой оболочки нижнего отдела толстой кишки. Для острого периода дизентерии характерны гиперемия и отечность слизистой оболочки толстой кишки, легкая ранимость и кровоточивость ее, гиперплазия фолликулов с мелкими некрозами, точечные кровоизлияния и мелкие эрозии. В периоде реконвалесценции слизистая оболочка становится тусклой, шероховатой, разрыхленной, легко ранима и кровоточит. При затяжной и особенно хронической дизентерии в периоде обострения изменения на слизистой оболочке напо­минают таковые при острой дизентерии, хотя интенсивность их на разных участках слизистой неодинакова. Характерно чередование зон гиперемии и отечности с бледными атрофичными участками с отчетливо выделяющимися сосудами. Вне периода обострения слизистая оболочка кишки тусклая, шероховатая, истончена: анемична, местами видны расширенные сосуды, эпителизирующиеся язвочки, много слизи. По распространенности морфологических изменений различают проктит, сигмоидит, проктосигмоидит, сфинктерит, а по характеру воспаления – катаральный, катарально-фолликулярный, катарально-геморрагический, эрозивный и эрозивно-язвенный сигмоидиты, проктиты, проктосигмоидиты.

Ректороманоскопию следует проводить детям школьного возраста в очагах дизентерии для выявления атипичных форм болезни, а также при подозрении на хроническую дизентерию, неспецифический язвенный колит и полип дистального отдела кишечника. В остром периоде дизентерии, а также у детей раннего возраста ректороманоскопию делать не рекомендуется.

В гемограмме отмечается гиперлейкоцитоз с резким сдвигом формулы до юных форм нейтрофилов. СОЭ увеличена.

Прогноз. Исход дизентерии обычно благоприятный. В редких случаях возможно формирование хронической дизентерии, чаще возникает дискинезия желудочно-кишечного тракта. Летальных исходов при дизентерии в настоящее время почти не наблюдается. Ребенок раннего возраста, заболевший дизентерией, может умереть от пневмонии, возникшей как осложнение при наслоении ОРВИ.

Профилактика. Основное значение имеют санитарно-гигиенические меро­приятия, направленные на разрыв путей передачи инфекции (соблюдение санитарно-технологических режимов на предприятиях пищевой промышленности, санитарный контроль за хранением и перевозкой пищевых продуктов, за торговой сетью, повышение санитарной культуры работников пищевых предприятий, детских учреждений). Большую роль играет уборка мусора, борьба с мухами, охрана источников водоснабжения от загрязнения, контроль за качеством водопроводной воды.

Большое значение имеет санитарно-просветительная работа среди населения, в частности, среди родителей.

Мероприятия в отношении источника инфекции сводятся к своевременному выявлению и изоляции больных, а также лиц, подозрительных на заболевание шигеллезом. Изоляция больного проводится в условиях стационара или на дому до клинического выздоровления и бактериологического очищения.

В очаге шигеллеза проводится текущая, а после госпитализации или выздоровления больного – заключительная дезинфекция. За контактными осуществляют медицинское наблюдение в течение 7 дней (термометрия, осмотр стула, пальпация живота). Бактериологическое обследование детей и персонала группы проводят однократно. При одномоментном появлении заболевания в нескольких группах детского учреждения бактериоло­гическому обследованию, кроме детей, подвергается персонал пищеблока.

По эпидемическим показаниям с профилактической целью можно применять дизентерийный бактериофаг с кислотоустойчивым покрытием по схеме: детям 1–3 лет по одной таблетке, старше 3 лет по две таблетки на прием 2 раза в неделю.

Диспансерное наблюдение. Дети в возрасте до 2-х лет, находящиеся в домах ребенка, психоневрологических домах ребенка, школах-интернатах, других закрытых учреждениях после перенесенного шигеллеза подлежат диспансерному наблюдению в течение 6 месяцев. В течение 1-го месяца клинико-бактериологическое обследование проводят двукратно с 2-х недельным интервалом, в дальнейшем – 1 раз в месяц. Дети старше 2-х лет, а также школьники, переболевшие шигеллезом, подлежат диспансерному наблюдению в течение 3 месяцев, с ежемесячным клиническим и бактериологическим обследованием. Школьники после перенесенного шигеллеза наблюдаются в течение 1 месяца. после выздоровления. Бактериологическое обследование проводят дважды с интервалом в 2-3 дня. Диспансерное наблюдение за реконвалесцентами хронической формы шигеллеза осуществляют в течение 6 месяцев с ежемесячным однократным бактериологическим и копрологическим обследованием.